«Мусульмане — очень миролюбивые люди»
 
Фонд Сороса — институт «Открытое общество» — начал финансирование программы «Горячие точки». Деньги фонда пойдут на формирование «открытого общества» на Северном Кавказе и, прежде всего, в Чечне. По сообщениям ряда СМИ, церковным куратором программы стал отец Георгий Чистяков. «Газета.Ru» решила выяснить, какое отношение имеет православный священник к формированию открытого мусульманского общества.

— Отец Георгий, расскажите, пожалуйста, о программе «Горячие точки».      
       — Фонд выделил на эту программу $5 млн. Но это не гуманитарная помощь населению Чечни, а источник финансирования конкретных программ. Сейчас, например, объявлено три конкурса: «Помощь беженцам и вынужденным переселенцам», «Общественные миротворческие инициативы» и «Культура и гражданское общество на Северном Кавказе». Многие организации уже подали свои заявки на участие в этих конкурсах. В стадии разработки находится еще один – «Конкурс по СМИ». Разрабатываются также и специальные детские программы, например создание реабилитационных лагерей для детей из Чечни, для тех из них, кто не учился в школе. Все эти программы имеют целью поддержать население и обучить местные кадры.
       — Почему именно вас пригласили в качестве церковного куратора программы «Горячие точки»?
       — Я работаю с Фондом Сороса около трех лет и вхожу в его руководство. Но работаю там не как представитель Русской православной церкви (ведь фонд, как известно, не работает с религиозными организациями), а как частное лицо, как общественный деятель, как ученый, ну и, конечно, как священник. А сотрудничать с программой «Горячие точки» меня пригласили как заведующего научным центром по изучению религий. У нашего центра неплохие отношения с российскими мусульманами. И они заинтересованы в формировании нормального светского мусульманского общества на Северном Кавказе.
       — А как относятся иерархи православной церкви к вашей работе?
       — Вполне адекватно. Святейший патриарх осведомлен о моей деятельности. Недавно встречался с митрополитом Солнечногорским Сергием. Мы долго с ним разговаривали, и оказалось, что он обеспокоен теми же проблемами, что и я.
       — В чем, по вашему мнению, основная проблема мусульманского общества в Чечне?
       — Сейчас в Чечне происходит приблизительно то же самое, что и в России в начале 90-х годов, но только в более утрированном виде. Тогда, после победы демократии, в Россию ринулись многочисленные протестантские миссионеры второго сорта. Православной церкви на том этапе хватило сил справиться с наплывом всевозможных западных религиозных сект. Сейчас в Чечне вовсю орудуют ваххабиты – экстремистское крыло мусульманства, и одна из задач программы «Горячие точки» — помочь традиционной исламской интеллигенции справится с этой проблемой.
       — Я думаю, это будет непросто…
       — Это будет достаточно сложно, потому что ислам в России претерпел гораздо большие гонения, чем православие. Ислам в Советской России был настолько вырезан, что практически не осталось никого, кто имел бы достаточного влияния на традиционных мусульман. И наша задача состоит в том, чтобы помочь новой исламской интеллигенции заявить о себе как о новой силе, способной объединить общество. Ведь ислам – это, прежде всего, личное отношение человека с Богом, а не поддержка призыва «бери винтовку – идем воевать за Аллаха». Если обратиться к примерам, то можно сказать о «РНЕ», которое называет себя православной организацией, а на деле занимается борьбой с нерусским населением России.
       — Что вы конкретно будете делать в рамках программы «Горячие точки»?
       — Возвращение российского общества к религии, к сожалению, разрушило бытовое единство народов. И сейчас интеллигенция должна начать диалог друг с другом, чтобы восстановить это единство. Здесь важно очень осторожно выстраивать отношения между народами на самых разных уровнях. Для этого в рамках проекта «Горячие точки» выделяются деньги под конкретные программы, будут проведены конференции, встречи и выставки. Кроме этого планируется провести конгресс интеллигенции юга России, в работе которого непременно будут участвовать представители Чечни. Московский муфтият со своей стороны поддержал инициативу «Открытого общества» и готов работать в рамках программы «Горячие точки».
       — Собираетесь ли вы поехать в Чечню?
       — Да, конечно. Вообще, в течение этого года мне приходилось много ездить, в том числе и по Северному Кавказу. Вот только в Чечне пока побывать не удалось. Хотя я был недалеко от Назрани.
       — А вы не боитесь, что с вами там может что-нибудь случиться?
       — Вообще-то я не из робкого десятка. Если бы я боялся, то уже, наверное, давно уехал во Францию или Италию и преподавал бы там в университетах.
       — Как относятся мусульмане Северного Кавказа к вам как православному священнику?
       — Очень хорошо. Мы, к сожалению, очень мало знаем о мусульманах. В основном ведь преобладает негативная информация о саддамах хусейнах, о Каддафи, о ваххабизме. А на самом деле, мусульмане очень миролюбивые люди. А ваххабизм похож на ислам, как баркашовщина на православие. Я уже говорил об этом.
       Вообще-то ведь у христианства и ислама много общего. Они молятся тому же Богу, к которому обращаемся и мы. Истинному Богу. И это богословский факт, ведь Аллах по Корану – это тот же Бог, что и в Библии. И Коран пересказывает или включает в себя многое из Библии. Например, их Муса – это наш Моисей, а пророк Исса, сын Мариам – Иисус, сын Марии. Единственное, мусульмане не признают Святую Троицу, считая, что мы молимся трем разным богам. Но это уже чисто богословский спор.

Кирилл Преображенский

Источник: Газета.ру от 20.04.00

МП и ислам
ОБЛИЧЕНИЕ